Все об Армении

Ереван 13 °С
Время в Армении
USD
EUR
RUB
482.85
543.25
7.54

Павел Флоренский

1882-1937
Философ.
Ученый.
Богослов.

Сам факт его существования подрывал основные коммунистические догматы. Представьте себе священника в рясе, заседающего на комиссии ГОЭЛРО, который является ведущим специалистом страны не в богословии, а... в электронике.

 

 

Редко кто последовательно, упрямо, а главное – с любовью способен сосредоточиться на своем генеалогическом древе. Ну, были прадедушка с прабабушкой, родили мне остальных предков, которым, я, безусловно, благодарен за появление на свет, но не настолько же, право, чтобы губить время, подрисовывая плоды на ветках.

Павел Флоренский был не только признателен праотцам за дарованную ему жизнь, но считал своим долгом внушить потомкам такое же отношение к собственным корням. Он постоянно собирал и систематизировал все, что удавалось отыскать.

... «Сапаровы – выходцы из Карабаха. В 16-м веке случилась чума, и они переселились в селение Болниси Тифлисской губернии со своими крестьянами, спрятав сокровища, имущество и бумаги в пещере над рекою Инчей... Тогда их фамилия была еще Мелик-Бегларовы. Когда чума кончилась, почти все Мелик-Бегларовы вернулись в Карабах. От прозвищ оставшихся в Грузии трех братьев произошли фамилии, родственные между собой – Сапаровы, Паатовы и Шавердовы».

«Моя мать, Ольга Павловна Сапарова (Сафарянц), была при крещении названа Саломией (Саломэ – по армянски). Она армяно-григорианского вероисповедания. Отец ее, Павел Герасимович Сапаров, погребен на Ходживанкском кладбище, недалеко от церкви... И в Сигнахе, и в Тифлисе у него были дома. Вообще, он был человек очень богатый, имел, между прочим, шелковую фабрику.. Был законодателем мод. Братья его женились на француженках. Но дед был слишком беспечен. Кажется, его обокрал приказчик...»

Главное родословие Мелик-Бегларовых записано в Толышинском евангелии 9-го века, на первых листах. Евангелие это хранилось в родовой церкви... на горе Хрек, где до сих пор стоят развалины их замка, но было выкрадено одним крестьянским семейством, которое, распродавая его по листам богомольцам, тем и живет»...

... Жизненный путь потомка столь славного рода совпал с недолгим периодом расцвета русской духовности и являл собой существенный вклад в формирование феномена русского религиозно-философского ренессанса. Главные этапы творческого пути Павла Флоренского пришлись на самые драматические события российской истории – начало Первой мировой войны, годы преследований, травли, когда, будучи в «плену» у большевиков, он успел запатентовать открытие, связанное с технологическим обоснованием сохранения металлов в условиях вечной мерзлоты.

Флоренский никогда не состоял ни в каких партиях и никогда не выступал против власть имущих. Он был создателем по природе, и эта очевидность не раздражала даже фанатов революции. В 1924 году он выпустил двухтомный труд «Диэлектрики», который стал настоящим событием в технике того времени. Когда Кржижановский, по поручению правительства, приступил к работе над планом ГОЭЛРО, то у него не возникло сомнений по поводу кандидатуры на должность ведущего специалиста.

И все же Флоренский остался в истории в качестве гениального мыслителя, по мнению многих – непризнанного.

В 1914 году была издана и вызвала бум его книга «Столп и утверждение истины», в самой манере изложения которой ощущается аура необычайно свободного духа, так не похожего на осторожность философов-богословов или преклонение последователей перед догмами:

«... Если теория познания Канта верна, то из нее вытекает невозможность существования чужих сознаний».

Наряду с абсолютно самостоятельным мышлением, Флоренский избегал крайностей в высказываниях и тем самым предвосхитил многие крупные достижения философской и научной мысли в течение последующих десятилетий. Так, он задолго до Мартина Хайдеггера, утверждающего утрату современными языками первоначальной связи с бытием, использовал этимологический метод в познании истины.

Книга в первую очередь посвящена религиозно-богословским проблемам, однако написана в популярном для широкого круга жанре путевого дневника, и это в очередной раз доказывает совершенную свободу автора от каких бы ты ни было догм.

В более поздних работах Флоренский обращается к философии символизма и культуры, получившей бурное развитие в гуманитарных науках во второй половине 20-го столетия. Даже анализ народных сказок выходит у него за рамки обычной фольклористики, ибо отвечает другой цели – показать многочисленные проявления мудрости в непосредственных формах народной религиозности...

Флоренский определял религию, как спасение «нас от самих себя», божественного от животного в «наших измученных душах», что предполагает признание изначальной двойственности, кентаврийности природы человека. Он считал, что древние греки вовсе не случайно выдумали образ парнокопытного с торсом человека – это точнейшее понимание сущности самой несчастной из выдумок Бога. Единство о двух полюсах. Один полюс порождает убийц, мерзавцев, другой – великомучеников, святых. Где-то посередине – не горячие и не холодные, с открытыми супостатами, загнанные в подвалы подсознания.

Смысл веры, по Флоренскому, состоит в том, что она способна определять «вектор» разбалансировки, «центрировать» это динамическое равновесие. А Истина, по сути, не что иное, как объект веры, ибо вера без цели бессмысленна. «Не разум делает Истину истинной, а Истина делает разум разумным». И значит – примешь ты или нет – не «я мыслю, следовательно существую», а «я мыслю, следовательно Он существует»...

Жизнь Павла Флоренского великий духовный подвиг человека, познавшего Истину в самых нечеловеческих условиях. Он был заточен в соловецкие лагеря, там же расстрелян.

5 декабря 2012 года в Сергиевом Посаде открыт памятный знак «Пострадавшим за веру во Христа в годы гонений и репрессий XX века», установленный Фондом Павла Флоренского. Открытие знака было приурочено к памятной дате — 75-летию со дня расстрела и мученической смерти Павла Флоренского. Автор проекта — художник-монументалист Мария Тихонова.

Именем Флоренского названы улицы в Калининграде и в посёлке Соловецкий (на Большом Соловецком острове).

В Италии нашего соотечественника называют «русским Леонардо», в Германии – «русским «Гете», сравнивают то с Аристотелем, то с Паскалем... А он, на самом деле, не похож ни на одного из них, ибо двойственность менталитета, присущая армянам, делает его, исповедующего единство, самым несчастным из всех мыслителей и самым мыслителем из всех несчастных...

Подпишитесь на сайт, поставив лайк на официальной странице в Facebook (ЗДЕСЬ), и первыми читайте самые свежие новости, материалы, видео и статьи про Армению и армянскую Диаспору!